Инсайд — что это, в чем сложность борьбы с незаконным использованием информации

Что в наш информационный век повсеместного проникновения Интернета и скоростных технологий ценнее денег? Информация.

А неопубликованная служебная информация, доступная единицам – «для внутреннего пользования», способная изменить стоимость ценных бумаг или товаров и повернуть финансовые рынки вспять, сказочно обогатить одних и обанкротить других, — стоит и того дороже.

Однако, это несправедливо по отношению к другим участникам рынка. Такие необъективные скачки цен дезориентируют трейдеров, лишают их мотивации к самообразованию и повышению компетенции.

Именно поэтому крупные компании и правительства стран борются с манипулированием инсайдерской информацией.

Итак, инсайд — что это, как вредит работе фондового рынка, — читайте в статье истории громких банкротств и судебных преследований.

Инсайд — что это такое? Определение, значение, перевод

Инсайдерская информация, или сокращенно «инсайд» (от английского слова inside — «внутри») это данные, полученные от сотрудника какой-либо организации или фирмы, и предназначенные для «внутреннего пользования». Эта информация, как правило не подлежит разглашению, поскольку может причинить ущерб данной фирме или дать преимущество ее конкурентам.

Инсайд что это

Инсайд что это

Инсайдерская информация поступает, как правило, от инсайдеров — людей, работающих в компании и знакомых с ее секретами. Человек, владеющий инсайдом, в случае каких-нибудь проблем в компании, может узнать о них заранее и по-быстрому «слить» ее акции.

А в футболе инсайд — это центральный полузащитник.

Источник: "chto-eto-takoe.ru"

Понятие инсайдерской информации и ее виды

В настоящее время большое количество изданий, которые занимаются публикацией материалов об информационной безопасности, привлекают внимание своих читателей сообщениями и аналитическими статьями о том, что большую угрозу рынку ценных бумаг представляют сделки совершенные и использованием инсайдерской информации.

По оценкам экспертов, сейчас более 50 % сделок от общего количества совершаются с использованием инсайдерской информации. Термин «инсайдерский» с английского переводится как «внутренний», соответственно, инсайдерская информация должна быть внутренней информацией компании.

Последствия использования при совершении сделок инсайдерской информации могут быть различными:

  • использование информации ставит ее обладателя в преимущественное положение, что, в свою очередь, дает ему возможность осуществлять манипулирование ценами биржевых торгов;
  • использование инсайдерской информации приносит экономическую выгоду ее обладателю после исполнения обязательств, возникших на основании сделок, совершенных с использованием такой информации и т.д.

Первое определение инсайдерской информации появилось в США в Законе о фондовых биржах в 1934 году.

В этом законодательном акте инсайдерская информация определяется как не являющаяся общедоступной информация об эмитенте и выпущенных им эмиссионных ценных бумагах, которая ставит лиц, обладающих такой информацией до момента ее публичного распространения, в преимущественное положение по отношению к другим участникам торгов.

Необходимо отметить, что США являются родоначальниками антиинсайдерского законодательства.

До недавнего времени понятие инсайдерской информации в нашей стране было закреплено лишь в Кодексе корпоративного поведения, утвержденном ФСФР России.

Согласно ст. 4.2.1. инсайдерской является любая информация о деятельности общества, акциях и других ценных бумагах общества и сделках с ними, которая не является общедоступной и раскрытие которой может оказать существенное влияние на рыночную стоимость акций и других ценных бумаг общества.

Кодекс корпоративного поведения не имеет обязательной силы, хотя предполагается, что компании, которые публично разместили свои акции, должны соблюдать этот кодекс.

27 июля 2010 года был принят Федеральный закон № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

В настоящее время не все положения данного федерального закона вступи­ли в силу.

Задачей данного закона является усиление защиты интересов инвесторов на основе установления требований к более полному раскрытию информации, влияющей на цены финансовых инструментов и товаров, и создания эффективного механизма по выявлению и пресечению правонарушений, совершаемых путем использования инсайдерской информации и манипулирования рынком.

Ряд юристов полагает, что было нецелесообразно введение термина «инсайдерская информация».

Так как существенных различий между понятием «служебная информация», которое было изложено в Федеральном законе «О рынке ценных бумаг» (ст. 31 данного ФЗ утратила силу 27 июля 2010 года), и «инсайдерская информация», определение которой дано, например, в Директиве Евросоюза 2003/6/EC и Законе об инсайдерской информации, принятом в июле 2010 года в России нет.

Однако термин «служебная информация» является по сравнению с термином «инсайдерская информация» более широким и относится не только к финансовому рынку.

Недостатком ст. 31 Закона «О рынке ценных бумаг» являлось то, что закон не раскрывал, в чем именно заключалось преимущественное положение лиц, обладающих служебной информацией, и как это преимущество отражалось на рыночной стоимости ценных бумаг.

В определении служебной информации отсутствовал основной признак инсайдерской информации, который является главной причиной введения государством запрета на совершение сделок с ее использованием: информация должна быть важной, существенной, а в случае ее раскрытия — оказывающей влияние на принятие инвесторами решения в отношении ценных бумаг эмитента и, соответственно, на их цену.

Этот правовой подход прямо закреплен в определениях инсайдерской информации и инсайдерской торговли, которые содержатся в Конвенции ЕС об инсайдерской торговле 1991 г., а также в нормативно-правовых актах США, Канады, Великобритании, Словении, Норвегии, Дании, Сингапура, Хорватии, Монголии, Германии и других стран.

Например, п. 1 ст. 1 Директивы 2003/6/ЕС определяет инсайдерскую информацию как информацию, публично не раскрытую, обладающую известной ценностью, относящуюся к одному или нескольким эмитентам финансовых инструментов либо к одному или нескольким таким инструментам, которая в случае раскрытия непременно окажет значительное влияние на котировки финансовых инструментов или соответствующих деривативов.

Согласно ст. 103 Закона «О рынке ценных бумаг» Сингапура инсайдерская информация — это информация, которая обычно недоступна, но если бы была доступна, то оказала бы существенное влияние на цену ценных бумаг.

В соответствии со ст. 118 закона Великобритании «О финансовых услугах» 2001 г. инсайдерская информация — информация, которая не является общедоступной для участников рынка и кото­рую участники, если бы она была им доступна, вероятно, посчитали бы значимой для принятия решения о том, на каких именно условиях следует осуществлять сделки с соответствующим финансовым инстру­ментом.

В п. 2 ст. 275 закона Словении «О рынке ценных бумаг» указано, что инсайдерской признается любая довольно точная информация о какой-либо ценной бумаге или ряде ценных бумаг, которая не была раскрыта, а в случае ее раскрытия могла бы оказать существенное влияние на цену данной ценной бумаги или ряда ценных бумаг.

В соответствии со ст. 2-1 закона Норвегии «О торговле ценными бумагами» 1997 г. инсайдерская информация — это точная и конфиденциальная информация о финансовых инструментах, эмитенте этих финансовых инструментов или других факторах, которые могут иметь существенное влияние на цену этих финансовых инструментов, ценных бумаг и могут существенно повлиять на цену ценных бумаг в случае их раскрытия.

Таким образом, с принятием Закона об инсайдерской информации впервые установлены положения, регулирующие использование инсайдерской информации и манипулировании рынком.

Дано легальное определение инсайдерской информации, согласно которому она должна отвечать определенным признакам.

Согласно ст. 2 инсайдерская информация должна:

  1. быть точной, конкретной, нераспространенной;
  2. быть способной существенно влиять на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров;
  3. входить в перечень инсайдерской информации, утверждаемый ФСФР России нормативно-правовым актом (п. 1. ст. 3 Закона об инсайдерской информации).

Кроме того, данная информация может составлять коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи и иную охраняемую законом тайну (этот признак носит факультативный характер).

В настоящее время разработан проект приказа «Об утверждении Перечня информации, относящейся к инсайдерской информации лиц», указанных в пунктах 1—4, 11 и 12 статьи 4 Федерального закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ».

В соответствии с этим документом можно выделить следующие виды инсайдерской информации:

  • эмитентов;
  • управляющих компаний;
  • хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение;
  • организаторов торговли;
  • клиринговых организаций, депозитариев и кредитных организаций;
  • профессиональных участников рынка ценных бумаг;
  • рейтинговых агентств;
  • информационных агентств.
Безусловно, позитивным фактом является то, что после десяти лет обсуждения необходимости закона о противодействии неправо­мерному использованию инсайдерской информации, он был принят. Закон четко определяет понятие «инсайдерская информация», а также перечень инсайдеров.

Важно, что перечень носит исчерпывающий характер и расширительному толкованию не подлежит.

Глава ФСФР Владимир Миловидов сказал, что закон об инсайде делает российский рынок «нормальным, интегрированным в мировую финансовую систему», потому что это был один из пунктов, по которому он отличался от остальных глобальных рынков или рынков, которые претендуют на получение такого статуса.

Источник: "sibac.info"

Взгляд «изнутри»

Инсайдерская информация — это точная и конкретная информация, которая не была распространена или предоставлена (в том числе сведения, составляющие коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи (в части информации о почтовых переводах денежных средств) и иную охраняемую законом тайну), распространение или предоставление которой может оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров (в том числе сведения, касающиеся одного или нескольких эмитентов эмиссионных ценных бумаг, одной или нескольких управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, одного или нескольких хозяйствующих субъектов, указанных в пункте 2 статьи закона, либо одного или нескольких финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров) и которая относится к информации, включенной в соответствующий перечень инсайдерской информации, указанный в статье Федерального закона « О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации…» от 27.07.2010 № 224 – ФЗ.

Таким образом, инсайдерской информацией признается любая информация, способная повлиять на цену ценных бумаг или товаров, а так же производных финансовых инструментов на российском рынке, до момента ее официального объявления.

Запрещается использование инсайдерской информации:

  1. для осуществления операций с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами, которых касается инсайдерская информация, за свой счет или за счет третьего лица, за исключением совершения операций в рамках исполнения обязательства по покупке или продаже финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров, срок исполнения которого наступил, если такое обязательство возникло в результате операции, совершенной до того, как лицу стала известна инсайдерская информация;
  2. путем передачи ее другому лицу, за исключением случаев передачи этой информации лицу, включенному в список инсайдеров, в связи с исполнением обязанностей, установленных федеральными законами, либо в связи с исполнением трудовых обязанностей или исполнением договора;
  3. путем дачи рекомендаций третьим лицам, обязывания или побуждения их иным образом к приобретению или продаже финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров.

INSIDER INFORMATION — инсайдерская (внутренняя) информация — внутренняя информация компании, не доступная, не раскрытая публике. Относится к таким материально значащим фактам деятельности, которые, будучи опубликованными, могли бы в существенной мере повлиять на курс ценных бумаг компании на фондовом рынке.

Например, информация о готовящейся смене руководства и новой стратегии, о подготовке к выпуску нового продукта или к внедрению новой технологии, об успешных переговорах о слиянии компаний или идущей скупке контрольного пакета.

К инсайду могут относиться сведения, которые позже будут опубликованы, но в данный момент недоступны широкой публике. Например, материалы финансовой отчетности, показывающие худшие, чем ожидалось, результаты работы, прогнозы, указывающие на трудности компании, информация о тендерном предложении до его раскрытия публике и т.д.

Инсайдерский характер могут носить и внешние по отношению к эмитенту данные (например, ожидаемая неудача дочерней компании в получении крупного государственного заказа).

В связи с тем, что инсайдеры — это лица, которые тесно связаны с компанией-­эмитентом, имеют доступ к служебной информации и могут использовать ее для совершения спекулятивных сделок с ценными бумагами компании (всегда очевидно, в каком направлении будет меняться рыночный курс бумаг), внешние инвесторы и широкая публика находятся в неравном положении в сравнении с инсайдерами.

Это, в свою очередь, предполагает необходимость законодательных ограничений и жесткого контроля за использованием внутренней информации и операциями инсайдеров с ценными бумагами.

Само понятие инсайдерской информации, а также оценка ее влияния на рыночные курсы и существующие ограничения в этой области применяются только к свободно обращающимся ценным бумагам (акциям, облигациям и др.) и деривативам, в отношении сделок, которые своим размером могут повлиять на рынок.

Концепция и ограничения на использование инсайда впервые введены в США в Законе о фондовых биржах 1934 г. (Securities Exchange Act of 1934).

В дальнейшем концепция инсайдерской информации получила широкое распространение, и в большинстве стран законы о ценных бумагах содержат нормы, направленные против использования инсайда для дестабилизации рынка и получения ограниченным кругом лиц, имеющих к ней доступ, несправедливой прибыли.

В 1989 г. Европейским союзом бы­ла издана Директива 89/592 по инсайдерской торговле (Council Directive 89/592), и в последующем национальные законодательства стран — членов ЕС были приведены в соответствие с ней.

В России в Федеральном законе «О рын­ке ценных бумаг» (1996 г.) было введено понятие служебной (синоним инсайдерской, внутренней) информации).

Мешает развитию фондового рынка

Если топ-менеджер компании, предположим, «Газпрома» — государственной компании, узнав какую-то внутреннюю информацию, за деньги сливает эту информацию какому-нибудь инвестиционному частному банку, который начинает спекуляцию бумагами «Газпрома», это не понравится ни государству, как основному акционеру «Газпрома», ни руководству самого «Газпрома».

Совершенно ясно, что, если они там готовят какую-то акцию слияния или поглощения, и неожиданно об этой акции узнают, по сути дела, конкуренты, то у конкурентов появляется возможность на этом заработать, это не выгодно «Газпрому».

Поэтому закон должен распространяться не только на чиновников, но и, вообще, на лиц, торгующих подобного рода информацией.

Вопрос в том, является ли это продажей информации рыночной категории? Или это уже экономический шпионаж внутри собственной компании. Вот именно этим уполномоченный орган и будет заниматься.

С инсайдом борются, используя любые инструменты, вплоть до подслушивающих и подглядывающих. Служба собственной безопасности крупных корпораций мониторит телефоны. Никакой внешней разведке или ФСБ не снилась такая система слежения, которая осуществляется в крупных международных корпорациях за лицами, могущими продать инсайдерскую информацию, потому что это колоссальные деньги.

И сотрудники знают, что все находятся «под колпаком у Мюллера» и ведут себя соответствующе, но и вознаграждение получают такое, чтобы хранить эту информацию и не болтать.

Рядом с инсайдерской информацией всегда криминал, который хочет легко и быстро подзаработать. Поэтому это довольно грязный и опасный бизнес. Я вот такой приведу популярный пример.

Герой фильма «Счастливое число Слевина» случайно услышал инсайдерскую информацию о том, что такие-то лошади по такой-то системе будут побеждать на скачках. Вот он эту инсайдерскую информацию, подслушанную у кого-то, попытался продать и использовать.

И насколько это печально закончилось для него и его семьи! Это такая вещь, которой простому человеку лучше не заниматься.

Для частного инвестора самое главное, чтобы вложив деньги в «Газпром», «Сбербанк», в металлургический комбинат, в продуктовую компанию какую-то, он понимал, что рост или падение этих акций зависит от трех факторов:

  • от общей экономической ситуации в стране;
  • от успешности менеджмента этой компании;
  • от успехов либо неуспехов их конкурентов.

Все эти три фактора объективны. Все они просчитываются, люди вкладывают деньги в фондовый рынок, и игра идет честно.

Если появляется еще и четвертый фактор — какой-то человек внутри этой компании приторговывает информацией, отчего ее акции то резко несутся вверх, то падают вниз, то опять возвращаются на прежний уровень цен, то у инвестора могут не выдержать нервы. Он может неожиданно продать акции дешево или сглупить и купить их дорого. Уже начинается игра не по правилам. В такой рынок лучше не вкладывать.

Поэтому, если государство хочет, чтобы население принесло свои деньги на фондовый рынок, вложило их в российскую экономику, а не в зарубежный банк, или положило под подушку, где их якобы 10-ти процентная инфляция медленно, но верно сожрет, тогда оно действительно должно бороться с инсайдом. Но это очень и очень тяжело.

Это нужно не только нашей экономике, это нужно самим инвесторам.

Давайте, так сказать, посмотрим правде в глаза, если у вас есть капитал, 250 000 рублей, как президент говорит, стартовый, материнский капитал. Так вот, предположим, он у вас есть в наличности.

Перед вами выбор очень невелик:

  1. Вы можете их проесть, быстро потратить и горько об этом сожалеть, вы можете эти деньги спрятать в кубышку – положить в банку, банку зарыть в огороде, и таким образом гарантированно терять от этой суммы от 10-ти до 20-ти процентов ежегодно в реальной покупательной способности.
  2. Второй вариант — вы можете положить деньги в банк. Хороший, надежный банк даст вам сейчас в рублях процентов 10 годовых, это — максимум. А по валюте, наверное, процентов пять – шесть. Таким образом, вы все равно будете терять деньги, только не так быстро, как в случае «с закапыванием в огороде».
  3. И третий вариант, вложить их в фондовый рынок, вложить их в экономику, в какое-то конкретное предприятие, и дальше смотреть, что с ним происходит.
Люди, которые верили в «Газпром» и вложили в него деньги 5-6 лет назад, сейчас мультимиллионеры. Акции его выросли за это время в десятки раз, также как вырос «Сбербанк», также как выросли и многие компании. Только в этом случае, вы имеете шанс приумножить свой капитал и реально разбогатеть, если вы сами не занимаетесь бизнесом.

Это не столько нужно стране в целом, сколько людям. «Газпром» и без ваших 250 000 рублей переживет!

Вопрос в том, что, если вы думаете о том, как вы будете жить на пенсии, что получат ваши дети, то вам нужно искать вашим деньгам правильное, законное и грамотное применение. Самое главное применение – это, конечно, фондовый рынок. Ничего другого, к сожалению, в этом мире не придумано.

ВЫ ДОЛЖНЫ ЭТО ЗНАТЬ:  EBIT: формула расчета, экономический смысл и использование для оценки бизнеса

Усиливает волатильность

Весь фондовый рынок пронизан рисками, причем риски сосредоточены не только в той компании, в которую Вы приносите деньги, условно это брокер, хотя это может быть не только брокер, это может быть кредитная организация с банковской лицензией.

Но риски еще рассредотачиваются, помимо той точки, куда Ваши деньги входят на торговые системы, на клиринговые системы, на депозитарии, то есть по всей инфраструктуре рынка. И в принципе усилия всех государственных регуляторов, во всех странах направлены в этой области только на одно: защитить частного инвестора.

Законодательство за те годы, что существует фондовый рынок, сделало достаточно много для того, чтобы обеспечить инвесторов необходимой информацией.

Принят ряд законов, подзаконных актов, которые обязывают участников фондового рынка раскрывать всю необходимую информацию о себе, об эмитируемых инструментах, о технологиях, которые применяются на фондовом рынке. И это позволяет наиболее грамотным и подготовленным участникам рынка и наиболее подготовленным инвесторам самим сделать выводы о том, рискованна данная операция или не рискованная.

У нас риск-менеджмент стал развиваться достаточно недавно, хотя, в принципе, эта наука не такая уж молодая. Ассоциация американских риск-менеджеров была создана в 1914 году. У нас эта наука стала развиваться только после того, как в стране начали развиваться рыночные отношения, то есть примерно последние 10 лет стали уделять серьезное внимание риск-менеджменту.

Есть определенные требования к риск-менеджменту. Они закреплены в некоторых нормативных документах, в частности закреплено требование к компании о наличии контролера в штате компании, который в том числе обязан следить за тем, какие риски принимает на себя компания и каковы последствия принятия этих рисков.

Более того, контролер обязан в соответствующих ситуациях информировать руководство компании о возникших ситуациях, а руководство компании уже принимает какие-то меры. Все известные крупные игроки рынка давно занимаются этим вопросом и имеют достаточно развитую структуру управления рисками, развитую систему лимитов, которая сложная и многоуровневая.

Существуют лимиты как позиционные по отдельным инструментам, так и лимиты на время проведения операции, все это помогает диверсифицировать риски, потому что основная заповедь риск-менеджмента и основные его принципы – это диверсифицировать риски.

Если это, допустим, риск потери ликвидности рынка в целом и выйти из него нельзя, например, это то, что мы с Вами пережили в 98 году, риск был системный, политический, от него нельзя было уйти тем, кто работал на внутреннем рынке, но диверсифицировать этот риск было можно.

В системе риск-менеджмента очень эффективно действует система лимитов, но только в том случае, если эта система лимитов выстроена грамотно, если она комплексная, если она охватывает не один какой-нибудь риск, а несколько рисков, и эти лимиты друг друга дополняют.

Допустим, компания вкладывает собственные средства не в одну ценную бумагу, а в 10 наиболее ликвидных. В таком случае вероятность дефолта десяти самых крупнейших компаний значительно меньше. Компания может установить лимиты по времени нахождения этой бумаги в портфеле и этот лимит говорит о том, что данная ценная бумага может быть в портфеле определенное количество времени.

При этом одновременно действуют еще так называемые стоп-лоссы. Когда если ценная бумага падает в стоимости на определенную величину, допустим на 2%, на 3%, это зависит от волатильности рынка, трейдер обязан закрыть позиции по этой ценной бумаге, то есть он фиксирует убытки, остается в деньгах и сидит дальше смотрит, что будет.

Если рынок поехал вниз, то хорошо, что мы успели уйти с него. Если рынок ушел вверх, то мы потеряли немного денег и в принципе у нас есть возможность отыграться.

Дело в том, что установление этих уровней стоп-лоссов — очень сложная задача, это на самом деле очень сложный момент принятия решения, и от какого уровня мы начинаем считать и принимать решения.

Это достаточно тонкий механизм, который требует, во-первых, анализа большого статистического материала для того, чтобы спрогнозировать правильно позиции трейдеров, и когда они должны закрывать свои позиции.

Для этого требуется хорошее знание рынка и это требует хорошей математической подготовки от риск-менеджеров, плюс еще хорошего знания самого вопроса с точки зрения экономики, потому что все-таки в первую очередь ценная бумага – это титул капитала, это капитал со всеми вытекающими последствиями.

Контролер – это очень важная фигура в инвестиционной компании, это, можно сказать, последний бастион на пути рисков, которые возникают в нашем бизнесе. Контролер обязан отслеживать соблюдение компанией требований федерального законодательства по всей гамме вопросов, которые встречаются в нашем бизнесе, а вопросов этих очень много, и контролер обязан отслеживать и возможность возникновения операционных рисков.

Это риски, которые возникают на уровне учетных операций, он обязан отслеживать возможность манипулирования ценами, если вдруг он заподозрит это. Более того, он обязан сообщать руководству компании все негативные моменты, которые он видит в момент проведения торговых операций.

Если контролер видит, что в процессе обслуживания инвестора нарушаются требования федерального законодательства, он обязан немедленно сообщить об этом своему вышестоящему руководителю.

Поэтому, по сути, контролер отвечает за все. Поэтому от его профессионализма зависит не только безопасность инвесторов, но и безопасность самой компании.

Прежде всего, инвестор должен быть заинтересован в том, чтобы контролер отслеживал соблюдение всех норм в процессе обслуживания инвестора, то есть чтобы контролер отслеживал невозможность смешивания собственных средств компании и средств инвестора, как требует федеральное законодательство, средства должны учитываться на раздельных счетах.

Учет должен вестись абсолютно раздельно. Вот контролер обязан на внутри компании на уровне учета операции этот момент отслеживать. Контролер обязан очень четко отслеживать деятельность депозитария компании, если компания совмещает брокерскую деятельность, дилерскую и депозитарную деятельность.

Контролер обязан отслеживать обособленность имущества, которое находится в доверительном управлении компании, а там совершенно своя схема обособления имущества и схема предоставления отчета доверителю этого управления, все это тоже лежит на контролере. Таким образом, успешная работа контролера – это, в общем-то, залог безопасности инвестора.

Манипулирование ценами можно признать, только разбирая каждый конкретный случай. Манипулирование основано на инсайдерской информации, что само по себе тема не раскрытая, достаточно широко обсуждаемая и по которой тоже нет единого мнения.

Контролер должен отслеживать нестандартные сделки и обращать на них внимание. Приводят эти сделки к манипулированию ценами и вызваны ли они манипулирования ценами, и что является причинами манипулирования ценами — это большой вопрос.

Манипулирование ценами — это преднамеренные действия на основе информации, которая недоступна широкому кругу инвесторов, можно так сказать, преднамеренные действия, которые вводят в заблуждение основных участников рынка и заставляют их проводить какие-то операции с акциями на основании этой недостоверной информации, и даже необязательно с акциями, а с любыми ценными бумагами.

Вот это можно в общем виде и очень широко и очень приближенно описать как манипулирование. Соответственно, если контролеру какая-то сделка кажется не рыночной, допустим, если акции торгуются по одной цене, и вдруг поступает заявка совершить сделку по цене, значительно отличной от рынка. Естественно, что, увидев такую заявку, контролер должен выяснить, в чем дело, почему такая цена.

Если сделка биржевая, то программно ограничивается определенное колебание цены, а колебание цены у нас ограничено Федеральной комиссией по ценным бумагам, и колебание это было в пределах 20% от среднерыночной цены на момент подачи заявки, то есть в момент торгов на бирже идет оценка.

Если цена уходит более чем на 20%, то в биржевой торговле такая сделка просто не пройдет, она программно отсекается, но существует еще огромный небиржевой рынок.

И соответственно, если сделка по таким ценам проводится там, то кроме участников сделки и контролера, профессионального участника, который оформляет эту сделку, если сделка проводится через профессионального участника, никто это не видит.

А информация об этой сделке может распространиться очень быстро и о том, что какой-то инвестор купил крупный пакет по такой нерыночной цене. Это вызывает панику на рынке, а дальше уже эффект домино, который всем известен.

Доступ к этой информации имеют люди, занимающие определенное служебное положение, и они обладают ею в силу исполнения ими определенных служебных обязанностей.

Если информация, которой они обладают в силу исполнения определенных служебных обязанностей, недоступна всем участникам рынка, а такой информации достаточно много, то передача этой информации ограниченному числу участников рынка – это уже инсайд.

Мы выстраиваем свою стратегию игры на рынке на основе доступной информации.

Наш рынок, к сожалению, еще достаточно тонкий, и есть такое понятие дюрация – это продолжительность во времени. Вот дюрация, в основном это относится к долговым бумагам, и дюрация нашего рынка тоже еще недостаточна.

Таким образом, любой инсайд на рынке может этот рынок легко качнуть в ту или иную сторону. Отсюда, если трейдер сидит в «шортах», то начинаются обвальные закрытия «шортовых позиций», обвальная продажа ценных бумаг, и соответственно котировки едут вниз.

Если Вы покупаете ценные бумаги наоборот открыто и открыто сидите в длинных позициях, то соответственно начинается покупка бумаг по завышенным ценам, а потом рынок все равно обваливается, поэтому инсайд плох тем, что он значительно усиливает волатильность рынка и сокращает возможности для инвесторов получение достоверной информации.

У нас есть масса законов, которые обязывают эмитентов раскрывать информацию, в том числе информацию о своих корпоративных действиях. Цель этих законов – это обеспечить в информационном плане равные правила игры для всех.

Источник: "incomepoint.tv"

Инсайд в бизнесе

На рынок ценных бумаг оказывает влияние не только официальная информация о событиях в мире, но и закрытые данные, просочившиеся в средства массовой информации. Речь идет об инсайдерской информации. Но что мы знаем про инсайд в бизнесе?

Основные понятия

Инсайд (c англ. Inside – «внутри») — это закрытая информация, касающаяся внутренних дел какой-либо компании, разглашение которой способно повлиять на рынок ценных бумаг, точнее, на котировки ценных бумаг, выпущенных ею.

Причем инсайдерская информация не всегда касается определенной фирмы – это могут быть закрытые данные относительно политической, макроэкономической и другой ситуации в мире, которые на данный момент являются секретными, закрытыми, известными только узкому кругу лиц.

Инсайдер – это лицо, обладающее (владеющее) инсайдерской информацией. Согласно закону РФ, касающемуся неправомерного использования такой информации, к инсайдерам относятся следующие категории лиц:

  1. Управляющие компании, а также эмитенты.
  2. Клиринговые компании, организаторы торговли, кредитные организации и депозитарии, страховые компании.
  3. Профессиональные участники, работающие на рынке ценных бумаг и получающие инсайдерскую информацию о своих клиентах.
  4. Руководство фирм, главные бухгалтера, члены совета директоров, управляющие компании и т.п.
  5. Рейтинговые и информационные агентства.
  6. Аудиторы, оценщики.
  7. Физические лица, которые имеют доступ к закрытым для широкого круга лиц данным.

Несмотря на то, что качественная и актуальная инсайдерская информация может существенно повлиять на рынок, так же могут оказывать влияние и ложные, недостоверные данные, выдаваемые за действительность, – такова обратная сторона инсайда.

Примерами инсайдерской информации могут стать новости финансов компании, смена руководства и т.п.

Законодательство

Инсайд достаточно строго наказывается во всем мире – так, в США за разглашение можно получить до 25 лет тюремного заключения, причем имеется множество прецедентов, а штраф начинается от 100 тысяч $. В Великобритании за такое преступление можно сесть в тюрьму на 7 лет.

В Российской Федерации максимальный срок составляет 6 лет, да и законодательство сформулировано совсем недавно – в конце 2009 года. Сегодня в России ответственность за раскрытие инсайдерской информации регулируется Федеральным законом №224-ФЗ, датированным 27 июля 2010 года.

В нашей стране использование таких данных является административным правонарушением.

Золотые правила инсайда:

  • Отслеживать и не предоставлять шансы торговать с использованием конфиденциальных данных,
  • Самим также не участвовать в торгах,
  • Не раскрывать инсайдерскую информацию тем, кто не является инсайдером,
  • Убедиться, что инсайдеры знают и понимают степень ответственности и умеют правильно поступать в различных ситуациях.

Источник: "finsovet.org"

Insider information

Инсайдерская информация (англ. Insider information) — существенная публично нераскрытая служебная информация компании, которая в случае ее раскрытия способна повлиять на рыночную стоимость ценных бумаг компании.

Сюда можно отнести:

  1. информацию о готовящейся смене руководства и новой стратегии,
  2. о подготовке к выпуску нового продукта и к внедрению новой технологии,
  3. об успешных переговорах о слиянии компаний или идущей скупке контрольного пакета акций;
  4. материалы финансовой отчетности,
  5. прогнозы, свидетельствующие о трудностях компании;
  6. информация о тендерном предложении (на торгах) до его раскрытия публике и т.д.

По-другому – это конфиденциальная информация о деятельности предприятия, фирмы. Речь идет о таких сведениях, как:

  • освоение новых образцов продукции и возможные варианты ее реализации на рынке;
  • использование в процессе производства и организации управления им сведений типа «ноу-хау»;
  • разработка перспективных направлений деятельности фирмы;
  • данные о зарубежных инвестициях и партнерах по бизнесу и т. д.

Граждане, обладающие инсайдерской информацией, называются аффилированными лицами.

Проект закона РФ «Об инсайдерской информации» определяет это понятие так: «инсайдерская информация — любая информация об эмиссионных ценных бумагах и сделках с ними, а также об эмитенте этих ценных бумаг и осуществляемой им деятельности, не известная третьим лицам, раскрытие которой может оказать существенное влияние на рыночную цену этих ценных бумаг».

Руководство предприятия, как правило, владеет инсайдерской информацией. Другие сотрудники компании также владеют ею. Другие лица, с которыми компания может в процессе работы обмениваться соответствующими сведениями, тоже становятся инсайдерами. Такими лицами могут быть, например, адвокаты, финансовые консультанты, банкиры и пр.

Существует также понятие временного инсайдера. К примеру, сотрудник налогового отдела компании – ваш друг. Придя в гости, он рассказывает вам о том, что вашей компании на днях предъявили огромные налоговые претензии. Получив данную информацию, вы автоматически становитесь инсайдером, как и он, до тех пор, пока эта информация не станет публичной.

В большинстве стран законы о ценных бумагах содержат нормы, направленные против использования инсайдерской информации в целях дестабилизации рынка и получения ограниченным кругом лиц, имеющих к ней доступ, несправедливой прибыли.

В России в Федеральном законе «О рынке ценных бумаг» (1996) используется понятие «служебная информация».

Несмотря на отсутствие закона об инсайдерской информации в Украине, многие руководителей предприятий давно осознали, как важно регламентировать порядок использования таких сведений.

Самое громкое банкротство

Опасность инсайдерской информации очевидна уже не только для иностранных, но и российских специалистов. Особенно если принять во внимание опыт двух последних десятилетий, отмеченных наиболее громкими публичными скандалами в мировой истории бизнеса.

В декабре 2001 года, американская топливно-газовая корпорация Enron Corporation неожиданно для всех объявила о своем банкротстве. Это самое крупное в мире банкротство исчислялось 50 млрд долларов! Еще за 18 месяцев до этого сообщения рыночная капитализация Enron была одной из самых больших в мире. Вскоре после объявления о банкротстве акции компании практически обесценились, и тысячи инвесторов понесли огромные убытки.

В банкротстве Enron сыграли свою роль несколько причинно-следственных факторов. Одним из наиболее важных стало сокрытие менеджментом реального финансового положения компании путем фальсификации бухгалтерской отчетности.

Неожиданное объявление дефолта Enron повлекло безвозвратную потерю доверия инвесторов как к финансовым результатам, так и к другой существенной информации, раскрываемой компанией. Потеря инвесторами доверия повлекла за собой волну сомнений и «медвежью тенденцию» на рынке. Сомневающиеся в достоверности публичной финансовой отчетности инвесторы один за другим стали продавать свои акции, рыночная капитализация Enron стремительно уменьшилась.

Повторится ли подобное – открытый вопрос. Особенно актуален он для России и Украины, где пока не создана соответствующая нормативная база, не введены жесткие меры ответственности за своевременность и полноту раскрытия информации, нет практики регулирования инсайдерской торговли.

Кого называют инсайдером

Инсайдером обычно называют лицо, которому стала доступна существенная публично нераскрытая информация и в случае ее раскрытия способная повлиять на рыночную стоимость акций компании.

Руководство предприятия, как правило, владеет инсайдерской информацией. Заместитель генерального директора по развитию бизнеса, например, раньше всех узнает объем продаж компании и может определить, совпадает ли он с ожиданиями акционеров.

Другие сотрудники компании также владеют инсайдерской информацией. Экономист, прогнозирующий объемы продаж, IR- и PR-специалисты, которые готовят пресс-релизы, также являются инсайдерами.

Тем не менее сотрудников, отвечающих за продажи в регионах, нельзя отнести к инсайдерам.

А вот если компания разрабатывает новые услуги или товары, продажа которых может существенно повлиять на объем выручки, то сотрудники, работающие над проектом, также обладают существенной непубличной информацией, а значит, являются инсайдерами.

Другие лица, с которыми компания может в процессе работы обмениваться соответствующими сведениями, тоже становятся инсайдерами. Такими лицами могут быть, например, адвокаты, финансовые консультанты, банкиры и пр.

Существует также понятие временного инсайдера. К примеру, сотрудник налогового отдела компании – ваш друг. Придя в гости, он рассказывает вам о том, что вашей компании на днях предъявили огромные налоговые претензии. Получив данную информацию, вы автоматически становитесь инсайдером, как и он, до тех пор, пока эта информация не станет публичной.

В случае принятия в России законодательных актов относительно инсайдерской торговли попытка вашего друга продать свои акции до официального раскрытия информации будет считаться нелегальной. В равной степени это относится и к вам, так как вы уже являетесь временным инсайдером.

Сегодня, когда в компании принято Положение об инсайдерской торговле, подобная деятельность противоречит только этому документу и закону «О рынке ценных бумаг», где инсайдерская торговля трактуется как использование служебной информации в собственных интересах.

ВЫ ДОЛЖНЫ ЭТО ЗНАТЬ:  Демпинговать - что это означает и как помогает завоевать место на рынке, вытеснив конкурентов

Любой инсайдер, торгующий на основе инсайдерской информации, покупая или продавая акции в целях своего собственного обогащения, наносит вред и причиняет финансовый ущерб другим инвесторам, не обладающим данной информацией.

4 золотых правила

На любой встрече руководства с представителями инвестиционного сообщества как в реальном, так и в on-line режиме IR-специалисту следует отслеживать возможность непреднамеренного раскрытия в ходе беседы инсайдерской информации. Если подобный факт все же имел место, необходимо сделать распространенную информацию публично доступной во избежание проблемы инсайдерской торговли и манипулирования рыночной ценой акций компании.

В интересах компании и каждого ее сотрудника предотвращать возможность инсайдерской торговли. Что необходимо предпринять для этого:

  1. Отслеживать и предоставляйть кому бы то ни было возможности торговать с использованием инсайдерской информации.
  2. Не торговать самим.
  3. Не делиться инсайдерской информацией ни с кем, кроме тех, кто уже является инсайдером.
  4. Удостовериться, чтобы все инсайдеры понимали ответственность, возложенную на них, умели определять обстоятельства, при которых любой может стать инсайдером, и знали, как следует поступать в той или иной ситуации.

Экскурс в историю

В 1964 году проблема инсайдерской торговли всколыхнула общественность США. Это был классический случай с техасской корпорацией Texas Gulf Sulphur. Во время горных разработок несколько инженеров обнаружили огромные залежи минералов. Некоторое время данное открытие скрывалось от общественности, о нем знала лишь небольшая группа инсайдеров.

Вице-президент корпорации Чарльз Фогарти, хорошо понимающий ценность таких сведений и осознававший, что стоимость акций компании стремительно возрастет после публичного раскрытия данной информации, купил 3,1 тыс. акций Texas Gulf Sulphur и заработал на повышении цены порядка 150 тыс. долл., что повлекло за собой судебную ответственность.

Суд постановил, что виновный должен публично раскрыть данную информацию либо воздержаться от торговли на ее основе, до тех пор пока данные сведения не станут доступны остальным инвесторам.

Согласно закону Фогарти не имел права зарабатывать такие деньги на расходах непроинформированных трейдеров. Этот случай способствовал ужесточению законодательства США в отношении инсайдерской информации.

Инсайдерская торговля запрещена во многих странах мира. Работа комиссии по ценным бумагам заключается в том, чтобы поддерживать эффективным рынок ценных бумаг, а условия торговли на нем – справедливыми для всех его участников. Для этого необходимо, чтобы все инвесторы торговали на основе одинаковой информации. Инсайдерская торговля может быть нелегальной уже потому, что нарушает цивилизованный уровень игры на рынке.

Легальная инсайдерская торговля

В США существует и легальная инсайдерская торговля, когда должностное лицо компании продает или покупает ее акции. В этом случае инсайдер в течение двух дней отчитывается о своих сделках перед комиссией по ценным бумагам США. Таким образом, инсайдерская торговля не держится в секрете. И любой может узнать мнение инсайдера относительно того, что происходит в компании.

Информация об инсайдерской торговле представлена на многих сайтах, в том числе MSN Money.com and Yahoo!Finance. Достаточно ввести тиккер акции и перейти на инсайдерскую ссылку.

В России акционерные общества также раскрывают информацию о покупке или продаже руководством акций предприятия. Делается это в форме сообщения сведений, которые могут оказать существенное влияние на стоимость ценных бумаг компании.

Источник: "zerkalov.org.ua"

Инсайд дороже денег

Биржевые новости всегда стоили миллионы. По мере развития фондового рынка в России это утверждение обретает вполне практический смысл. Когда одно неосторожное слово, проскочившее в печати, может лишить инвесторов денег, критерии отнесения СМИ к «хорошим» и «плохим» становятся куда более прозрачными.

В смутные 90-е никакого фондового рынка (да и рынка вообще) в стране еще не было. Спекулянты торговали ОФЗ и валютой, а все российские компании были предельно закрытыми и во всех смыслах непубличными. В таких условиях степень безответственности деловых СМИ мало кого волновала.

Однако с тех пор произошло много интересных событий. Мы пережили финансовый кризис, ставший импульсом к развитию полноценного рынка — в том числе и финансового. Принятый закон об акционерных обществах запустил маховик IPO: ЗАО начали превращаться в ОАО и размещать свои бумаги на бирже.

А потом оказалось, что одно неосторожное слово, прошедшее по каналам средств массовой информации, может сильно ударить по карманам инвесторов. Сегодня миллиарды долларов в виде акций текут «по проводам», а инвесторы давно знают, что сколотить состояния можно «сидя» не только «на трубе», но и — на телефонной трубке.

А следом в деловой оборот вошло еще одно заграничное слово — «инсайд», которое теперь значит то же самое, что и в других странах. Инсайдерскую информацию не следует путать с биржевыми слухами. Инсайд — это источник денег для ограниченного круга лиц, тогда как слух — попытка манипуляции толпой инвесторов, жадно впитывающих любую информацию о предприятии, акции которого они купили.

Попробуем разобраться, что значит в нынешней российской биржевой практике инсайд, который иногда именуют также коммерческой тайной или конфиденциальной информацией.

Раньше все было просто. Даже очень просто. Клиент брокерской компании, работавший, например, в Газпроме, звонил своему трейдеру и просил срочно покупать или продавать акции своей любимой компании, ее «дочек» или бумаги компаний, с которыми Газпром намерен был заключить (а может быть, разорвать — это уже детали) миллиардный контракт.

Трейдер, естественно, поручение клиента тут же исполнял. Однако при этом не забывал шепнуть о просочившейся информации своему соседу. Или позвонить коллеге в другую инвестиционную компанию. В итоге котировки за считанные часы неожиданно для остальной массы инвесторов взмывали вверх или падали.

А когда информация наконец-то становилась достоянием общественности, она уже никого не интересовала: игра была сделана. Так сколачивались состояния в начале нового тысячелетия.

Но жизнь не стоит на месте. Ныне ситуация снова изменилась. «Голубые фишки» — на то и лучшие, что не поддаются манипуляциям. Первыми на это обратили внимание трейдеры, когда «пророчества» уважаемых клиентов относительно Газпрома или известного своим противоречивым поведением Ростелекома вдруг… перестали сбываться.

На то было несколько причин:

  • Во-первых, имидж компаний сильно страдал от утечек информации, так что контроль над ее распространением был передан службам безопасности.
  • Во-вторых, биржи, на которых котируются бумаги эмитентов, уже не первый год следят за тем, чтобы доступ к корпоративной информации (в первую очередь бухгалтерской отчетности) был равноправным.

В итоге удалось распрощаться с порочной практикой, когда ценные данные сначала «сливались» избранным, и лишь затем публиковались где-нибудь в недрах корпоративных сайтов компаний-эмитентов.

И, наконец, оживились законодатели, уже приготовившие проект закона «Об инсайдерской информации». Этот документ бродит по коридорам Госдумы уже несколько лет и, похоже, достаточно «отлежался» в профильных комитетах, так что его принятие, скорее всего, не за горами.

По-российски

Так что же такое инсайд по-российски в конце первого десятилетия информационного века?

Как ни странно, в ситуации, когда технически (благодаря всеобщему проникновению Интернета) время между утечкой информации и сделкой можно сократить до считанных секунд, невероятным образом возрастает роль деловых СМИ и журналистов.

И это, кстати говоря, настоящая проба на честность. Слабые российские СМИ, привыкшие продаваться порой за копейки, легко могут стать марионетками для манипулирования курсами акций. Однако не надолго.

Инвестор, однажды обжегшийся на такой дезинформации, больше не будет покупать газету или посещать специализированный сайт. Да и всем своим друзьям отсоветует. Зато изданиям и обозревателям, известным своей репутацией, откроются двери в любые сферы.

Означает ли это, что «сливать» информацию будут сначала «проверенным», а потом уже всем остальным? Вовсе нет.

Просто квалифицированные СМИ и их представители окажутся на несколько шагов ближе к действительно полезной информации. Именно они станут желанными гостями на конференциях, презентациях, фуршетах, роуд-шоу и прочих закрытых тусовках. А уж смогут ли они вытянуть инсайд — вопрос профессионализма.

К тому же важно не просто вытянуть конфиденциальную информацию, а знать, что именно выведывать.

Например, сведения о том, что выручка компании в будущей отчетности вырастет в два раза, не повлияют на котировки. А вот готовящееся слияние или недружественное поглощение — это уже сенсация и обязательная подвижка акций.

Нравится ли это кому-то или нет, но инсайд остается двигателем биржевой торговли. Правда, двигает он уже второй эшелон — то есть акции, не являющиеся «голубыми фишками». И вот здесь, пожалуй, уже ничего не изменить.

И пусть меня не ругают сторонники fair play: даже принятие закона и любые другие разграничения оборота коммерческой тайны от инсайда не спасут. Эти процессы попросту уйдут в глубину, в том числе на уровень акций так называемого третьего эшелона, которые торгуются в системе РТС-Board.

В США, на родине фондового рынка, инсайдеры считаются уголовными преступниками и часто оказываются за решеткой. Может быть, это и правильно. Но удалось ли «самой демократической стране мира» изжить манипуляции с рыночными ценами?

Не будем далеко ходить за примерами: вспомним о пресловутом «кризисе ликвидности». Как известно, трудные времена были спровоцированы необеспеченными облигациями, которые банки приобретали на миллиарды долларов. Зачем они делали это? Ведь не враги же они сами себе? Не враги. Тем более что эти облигации получали высокие рейтинги уважаемых рейтинговых агентств и авторитетных обозревателей СМИ.

Не берусь утверждать, что причиной и правда был сговор топ-менеджмента одного известного рейтингового агентства и компании, придумавшей эти дутые финансовые инструменты. К тому же это лишь одна из версий. Однако популярные американские деловые издания внесли свой вклад в воздвижение этой пирамиды, построенной на дезинформации — намеренной или случайной.

Российский фондовый рынок продолжает расти. Нас ждут скандалы, утечки, а возможно, даже громкие судебные дела, связанные с утечкой конфиденциальной информации, прямо влияющей на курс акций. Но за кадром будет происходить другой, не менее важный процесс — формирование новых подходов к оценке профессионализма деловых средств массовой информации.

Источник: "ippnou.ru"

Манипуляция информацией в отечественной интерпретации

Борьба с инсайдом в России началась давно. Закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» разрабатывался шесть лет, был подписан президентом в июле 2010 года и вступил в силу в январе 2011. Предполагалось, что административные наказания за нарушение статей закона начнут применяться с 2012 года, а уголовные – с середины 2013-го.

За все время своей работы Федеральная служба по финансовым рынкам сумела доказать только четыре факта использования инсайдерской информации и манипулирования ценами на акции.

Такова общая информационная канва для нашего поста сегодня. Вопросы инсайда в контексте американской истории я рассматривал в статье «Мастер внутренних дел», опубликованной в ноябре 2010 года в журнале D’ (Д-штрих) и, надо сказать, достижения отечественных борцов с незаконным использованием непубличной информации на бирже не показались мне такими уж жалкими.

В Америке с инсайдом борются целенаправленно, интенсивно и более ста лет (первый судебный прецедент был зафиксирован в 1909 году), однако даже в самые хлебные годы число осужденный не превышает 60 «белых воротничков».

Это при том, что на американских биржах котируются акции более 15 тысяч публичных компаний! При сопоставлении объемов даже один пойманный инсайдер в России за год создаст более благоприятную статистическую картину.

В чем же сложность борьбы с инсайдом? Первое, что приходит в голову, – эфемерность самого понятия.

Так на днях Центральный банк России утвердил перечень информации, подпадающий под определение инсайда.

Если абстрагироваться от исторически ожидаемых фобий вроде коммерческих, служебных, банковских и государственных тайн (для нашего Отечества это святое!), то общая формулировка выглядит следующим образом:

«Инсайд – это точная и конкретная информация, которая не была ранее известна и распространение которой сможет оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и товаров».

Нужно отдать должное – определение безупречно. Наверное потому, что дублирует по смыслу американский вариант, которые продемонстрировал свою эффективность на протяжении долгой истории. В США, правда, инсайд определяется еще проще – как material non-public information, любая фактурная непубличная информация.

Соответственно, инсайдерский трейдинг – это любая покупка и продажа ценных бумаг, основанная на фактурной непубличной информации».

Россия в своем выборе идеального определения не одинока: точно такой же американской семантической калькой выступает и директива Евросоюза, принятая в 1989 году, в которой под инсайдом понимается «конкретная непубличная информация, способная в случае обнародования оказать прямое влияние на движение акций».

Определение инсайда и в России, Европе и в США сознательно дается в самом широком смысле для того, чтобы было невозможно, манипулируя смысловыми нюансами, выводить реально инсайдерский трейдинг из-под юридического контроля.

Палка, однако, о двух концах, поскольку широкие определения создают исключительные сложности для практического доказательства вины. Именно из-за этих сложностей борцы с инсайдом выдают столь низкие результаты.

Последнее достижение американской юридической мысли – это теория «незаконного использования» (misappropriation theory), которая является сегодня частью антиинсайдерского законодательства. Согласно этой теории, запрет на трейдинг, основанный на непубличной информации, распространяется не только на акции компании, в которой работает инсайдер, но и вообще на любые акции:

  1. Поводом для подобного расширения послужили многочисленные прецеденты, когда журналисты брали интервью у ключевых руководителей бизнеса, а затем, основываясь на полученной, но еще не опубликованной информации, размещали собственные биржевые ордера.
  2. Другой пример «незаконного использования»: информационный обмен между сотрудниками, каждый из которых является инсайдером в своей компании. Питер рассказал Джону о грядущем поглощении в его компании, Джон рассказал Питеру о скором увольнении гендиректора в своей компании, оба поговорили и направились на биржу торговать акциями «чужих компаний».

Теперь не получится, потому что ввели в закон пункт о «незаконном использовании».

Не все однако так уж и безнадежно для любителей использования единственно надежного инструмента биржевых торгов.

Положение американского антиинсайдерского законодательства об «трейдинге, основанном на информации в целом» (trading on information general) позволяет вам подслушать в ресторане приватную беседу руководящих сотрудников какой-то компании, случайно узнать о грядущей неожиданно высокой квартальной прибыли, и прикупить акции этой компании в предвкушении большого куша.

Забавно, что если подслушанный вами разговор касался не прибыли компании, а возможного слияния или поглощения, вы уже торговать не имеете право, а обязаны немедленно предать эту информацию гласности, поскольку слияния и поглощения несут в американском законодательстве более высокий градус информационной ответственности.

Короче говоря, мы можем только посочувствовать соотечественникам, которым предстоит бороться с инсайдерами: перед ними стоит тяжелая и почти нереальная задача.

Источник: "sgolub.ru"

Влияние инсайдерской торговли на рынок

«Инсайдерская информация» — это словосочетание постоянно на слуху, и неудивительно: понятие инсайда имеет важное значение для политики, экономики, а в особенности – для фондового рынка. Что такое инсайдерская торговля, когда появилось это понятие, почему такая торговля запрещена и действительно ли ей никто не занимается?

Слово «инсайдер» происходит от английского inside — внутри. Так называют человека, который имеет непосредственное отношение к управлению компанией и располагает внутренней, непубличной информацией о ее деятельности.

Информация считается инсайдерской до того момента, когда ее опубликуют в СМИ с комментарием официального представителя компании. Инсайдерская информация может быть как правдивой, так и ложной: так, если кто-то из управляющих лиц компании пустит слух, не соответствующий действительности, такая информация будет ложной, но, тем не менее, инсайдерской.

Инсайдерская торговля на фондовом рынке — это те сделки, при совершении которых инвестор руководствуется инсайдерской информацией. Представить ситуацию, в которой подобная информация может быть полезной, несложно: например, зная о том, что компания вскоре опубликует пресс-релиз о новой успешной разработке, инвестор может заранее приобрести акции компании до того, как они подорожают.

Инсайдерская торговля считается вредной для фондового рынка: она дает одним участникам преимущество перед другими, подрывает доверие игроков друг к другу и превращает сложный процесс работы с ценными бумагами в примитивную игру «успей за инсайдером». Именно поэтому в каждой стране в том или ином виде существуют законы, ограничивающие инсайдерскую торговлю.

Разумеется, не все удачные сделки — инсайдерские. Более того, не все инсайдерские сделки незаконны. В большинстве стран лица, имеющие отношение к управлению компанией, имеют право продавать и покупать ее акции на фондовом рынке. Как правило, инсайдеры обязаны отчитываться об этих сделках: в указанный срок предоставить всю информацию о сделке регулятору или опубликовать ее в открытом источнике.

Неслучайно регуляторы уделяют инсайдерской торговле так много внимания. Она оказывает негативное влияние на фондовый рынок не только в том смысле, что дает инсайдерам преимущество. Инсайдерские сделки дезориентируют других участников рынка, которые теряют мотивацию к самообразованию и повышению своей компетенции.

Действительно, зачем изучать информацию о компаниях, следить за отчетностью и новостями, изучать рынок и выявлять закономерности, если можно просто пристально следить за сделками инвесторов и успевать повторять покупки и продажи за ними?

Впрочем, такое поведение свойственно, скорее, неопытным игрокам. Опытные инвесторы, разумеется, принимают во внимание инсайдерскую информацию, однако не «ставят» только на нее: будучи одним из многих инструментов работы с ценными бумагами, эта информация может стать хорошим подспорьем в игре на бирже.

Источник: "portfolioand.me"

Понравилось? Поделись с друзьями:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

Adblock detector